Дерево

Топ. Ноут

Здравствуйте. Это мой частный Блок.Нот. Оставляю в нем Заметки о том, что Вижу, Читаю, Чувствую, Переживаю, Слышу, Слушаю, Думаю, Пробую. Пишу нерегулярно. Когда есть Настроение или когда его нет, но всегда когда есть Желание. Почти всегда пишу в "открытую". Верно и обратное. "Под замок" пишу редко. Но бывает.

Писанных правил нет. Пока. В этом не вижу необходимости. Уважаю. Входящих. Называю на Вы. Старомодно. Перехожу на Ты. По взаимному согласию. Тчк
Дерево

Огромный. Сугроб

«В моей голове огромный сугроб. И там уже давно не убирали. Валит снег мыслей и чувств… снежит и тихо. Я — зимний, и мне приятны эти ощущения. А еще… мои сказки никогда не имели структуры и ясной морали… они скорее для того, чтобы быть. Просто быть и менять…»
Дерево

Снова. Рефн

Снова Рефн. Ещё раз Рефн. Тот же небольшой зал. То же время. На том же эпизоде встала и вышла из зрительного зала пара женщин — как и вчера, помоложе и постарше — шокированных происходящем на экране. Снова зрители сидели-смотрели до конца финальные титры и слушали песню Sia. Снова пауза и звенящая тишина в зале после окончания фильма…

Второй раз смотришь на детали. Ловишь нюансы и движение в уголках губ. Вслушиваешься в шорохи и звуки. Отмечаешь, как меняются треки. Оцениваешь движение и жесты. Обращаешь внимание на одежду и её отсутствие. Второй раз нервное восприятие остается, но уже нет шока первого раза. Цвета становятся менее яркими и картинка обретает глубину. Неизменным остается то, что мы живем в безумном мире… и нам нравятся отвратительные вещи.RefnTwo

Дерево

Невыносимый. Рефн

Ночная Москва. Душно. В наушниках на повторе звучат треки Cliff Martinez…

…Пару часов назад посмотрел, пожалуй, невероятно красивый и одновременно самый отвратительный и неприятный фильм. Режиссер-дальтоник Николас Виндинг Рефн сделал очень яркую контрастную цветную картину. Психоделический хоррор под звуки Industial, EBM, Trance и Ambient. Разница между визуальным рядом и восприятием звука для меня никогда еще не была такой полярной. Атмосфера невероятная. Сказка. Нуар. Это шок! Как такое возможно?! Мы живем в безумном мире… нам нравятся отвратительные вещи. Браво, Рефн! Фак!Refn

Дерево

Код. Понимания

Наши мысли и действия — это буквы и цифры. События — пробелы. Каждый говорит на языке, который придумал сам. Для понимания другого Человека нужны дни, недели, месяцы, а иногда и годы. Для понимания самого себя... нужна целая ЖизньHex
Дерево

Мир. Заботится

May the Force be with you.

Да пребудет с вами сила. Задумывать и воплощать. Хотеть и делать. Жить мечтами и быть поступками. Отдавать без сожаления и принимать с благодарностью. Встречать с радостью новый день. Наш Мир заботится о нас.iPhone

Дерево

Здравствуй. Солнце

...написал «Здравствуй» и, задумавших, констатирую: в русском языке ещё остались лакуны — не все слова человеком осознаны и приручены. В сознании крутится совсем иное слово… ни «Здравствуй», ни «Привет», ни «Доброе утро» вот совершенно не подходят. На языке что-то другое, но мозг не в состоянии его найти, и оставить на бумаге. Поэтому в самом начале оставлю «Здравствуй», добавив точку и черточку в самом конце. Чувствуешь интонацию? Она с легким японским акцентом сдержанного приветствия и запахом пыли разрушенной берлинской стены.

Совсем рядом со мной Пруды и в шаговой доступности Чистое сознание. На круглом столе из цельного массива дерева оранжевый цветок в маленькой белой вазе. Я смотрю по сторонам, догоняя разбежавшиеся по разным углам мысли. Они, как дети, играют в салочки и смеются. Сижу, читаю и краем глаза поглядываю за ними, чтобы не шалили и не убежали далеко. Хотя, что в наше время далеко?! Расстояние не имеет значение, только Жизнь…

За спиной Покровка, а прямо передо мной Кухня. Слева и справа линейка столов — геометрия квадратов и кругов. Еще рядом есть светофор — он на работе, и его нельзя отвлекать. Туда-сюда периодически ходит девушка в черном платье и черных колготках (чулках?!). Вот только обувь портит её образ. Туфли в абсолютную недугу со стильным черным платьем и шикарными черными колготками (чулками?!). Ещё я чуть-чуть мерзну. Самую малость. Ну, вот совсем немного. Греюсь теплыми мыслями.

Разбил здесь лагерь. У меня привал на пути из Оттуда в Туда. Это такие страны. Их нет на карте, но на самом деле они есть.

...я еще посижу немного и в Путь… мне нужно успеть дойти до горизонта и разбудить Солнце в Москве
Дерево

Двадцать. Три

23:23. Время для воспоминания основных положений 孫子兵法 или Законов войны почтенного учителя Суна (Сунь-Цзы / Искусство войны)

«Мудрый в военном искусстве превосходит противника, не вступая в военные действия, завоевывает города, не предпринимая осады, побеждает народы, не тратя времени»
Глава 3 «Планирование осады»

«Если безупречно нападаешь, враги не знают, где защищаться. Если безупречно защищаешься, враги не знают, где нападать»
Глава 6 «Пустота и наполненность»Time

Дерево

Лето. Целого

Всем, кто меня знает и случайным гостям, ребята, вы не должны это пропустить! Ни в коем случае! Возможно, ради этого вы научились читать, переварили тонны «литературного планктона», когда-то портили глаза с фонариком под одеялом, а сейчас частенько захаживаете в книжный и роетесь на полках, фильтруете в сети массу рецензий и отзывов...

Флориан Иллиенс (Florian Illies), сотрудник берлинского аукционного дома Villa Grisebach, написал безумно увлекательную и магическую историю «1913. Лето целого века». На её страницах в форме повествования месяц за месяцем и параллельно в разных географических точках представлены хроники европейской жизни 1913 года. Потом в середине 1914 начался один из самых масштабных вооруженных конфликтов в истории человечества — Первая мировая война. Но в книге нет ни единого намека на то, что будет потом. Обычные события 1913 года, которые сейчас воспринимаются как вехи мировой истории. Музыканты, художники, писатели, критики, философы, ученые, политики, революционеры и диктаторы живут, любят, страдают, ненавидят и… творят историю. Повествование очень динамично — вот ты в Вене, следующий абзац уже в Берлине, потом в Париже, в Праге, в Москве, в Нью-Йорке. Культурные столицы сменяют друг друга, как декорации, но главное — рассказ о людях. Причем речь не о художественном вымысле, а об увлекательном изложении исторических и культурных фактов на простом, приятном и очень красивом языке. Я залип на чтении — два с половиной часа, как одно мгновение — и не хочу переворачивать последнюю страницу «Лета целого века». Не хочу!

«1913. Январь. Это месяц, в котором Гитлер и Сталин встречаются, гуляя по парку дворца Шёнбрунн, Томасу Манну грозит аутинг, а Францу Кафке – сойти с ума от любви. К Зигмунду Фрейду на кушетку забирается кошка. Очень холодно, снег скрипит под ногами. Эльзе Ласкер-Шюлер не на что жить, она влюбляется в Готфрида Бенна, получает от Франца Марка открытку с лошадьми и обвиняет Габриэль Мюнтер в никчемности. Эрнст Людвиг Кирхнер рисует кокоток на Потсдамской площади. Выполнена первая мертвая петля. Но все тщетно. Освальд Шпенглер уже пишет «Закат Европы»Summer